IMPERARE SIBI MAXIMUM IMPERIUM EST (anhar) wrote,
IMPERARE SIBI MAXIMUM IMPERIUM EST
anhar

153 день. Побег.

153 день, 11 марта
Так уж получилось, что события последнего дня, так же, как и первых 20, мне приходится восстанавливать по памяти спустя достаточно большое время с того момента, когда они происходили.

Спать вчера легла рано – чтобы вернувшийся домой Ахмад комп не отобрал, пожалев меня и не став меня будить. Проснулась около 5 утра. Еще до рассвета. Решение принято. Иначе компьютер Ахмад отберет (вчера грозился), а я на это никак пойти не могу – там у меня книга, которую я хотела бы унести с собой. И Абдалла про симку Ахмаду расскажет…
Вариантов нет: бежать и точка. Поймать, скорее всего, поймают. И изобьют сильно. Но шансы, ведь, есть. Правда? Доберусь до какого-нибудь дома, возле которого не сушится среди белья военная форма. И попрошу помощи. Пообещаю за свое спасение денег. Всего-то меня надо будет спрятать у себя и дать возможность позвонить по телефону в Дамаск. А там уже пусть думают, как меня на том самой белой «Киа» отсюда вытаскивать. Шмон, скорее всего, после моего побега будет знатный. И какое-то время надо будет пережидать, пока все успокоится. Пусть подумают, что я уже где-то в Дамаске и перестанут искать тут. И вот тогда уже можно будет попробовать отсюда куда-то дальше прорваться.

Главное, чтобы семья была более-менее нейтральная. Должны же тут такие быть? Живут тут все бедно, пообещаем денег на прокорм детей. Главное – понять, как идти. На юг, думаю, все-таки нельзя. Это слишком очевидно и там Кусейр, у Кусейре точно бандиты. Еще глубже к ним в тыл зайду. По полю тоже нельзя – заметят меня и отловят. Идти надо на север. Потом по дороге на запад и потом опять на север. Там, думаю, около озера дорога разветвляется, одна на юг идет, вторая на север. Вот, на северную-то мне и надо. Там какие-то дома высокие торчат. Скорее всего, там есть большой поселок. Дойду до него и там у кого-то спрячусь. Ахмад же куда-то за продуктами и фаляфилем мотается. В ту сторону. Если я правильно понимаю. А если там есть магазинчики, значит, там не 2 дома в чистом поле. А что-то посолиднее. Значит, может быть, есть место, где могут спрятать. И люди, которые спрячут.
Хотела идти по тропинке, но тоже решила не рисковать: тропинка может просматриваться с поста, который учинили возле Аммаровских ворот. Ну и от нашего дома с крыльца и из окон она может просматриваться. Значит, вариант только один: идти вдоль забора дома Аммара. Уф…
Ночью бежать было нельзя. Ночью они на каждый шорох стреляют. Да и проверяла я себя: в кромешной тьме долго и далеко не смогу идти. Медленная я в темноте. И все посты, как я понимаю, в основном, по ночам выставляют. А утром– сужу по нашему посту у ворот Аммара – расслабляются. Часто так бывает, что вообще никого нет какое-то время. Люди тут часов в 6 начинают просыпаться и сновать по дорогам. Уже есть люди, но их не так много, как в более позднее время. Когда людей на улице много, это тоже не хорошо и может быть опасно.
Вещи еще ночью вынесла из своей комнаты и спрятала в салоне под диваном. Позже перенесла в дальнюю комнату. Вместе с бидоном для молока. Его еще три дня назад решила с собой прихватить. С ним издали примут за местную. И не будут подходить и спрашивать, кто я такая. Сработает или нет – кто знает. Но взять его с собой необходимо.
6 утра. Абдуллу разбудили, позвали сидеть у ворот – охранять дом Аммара. Ахмад спит у стенки. Абдалла помолился, вышел из дома. Смотрю в окно. Наблюдаю. Обратно в дом зашел. Вскипятил чайничек чая, взял сахар. Какое-то время будет пить чай… Комнату на защелку не закрыл. Ну, и хорошо: я боялась того, что придется захлопывать ее снаружи: это могло бы разбудить Ахмада, который дрыхнет под своей стенкой.
6-20. Вышла в дальнюю комнату. Только бы Абдалла снова в дом не вошел… Переодеваюсь. Сняла шелестящие штаны. Надела юбку. Повязала шаль на голову. Надела сандалии. Бидон в руки, сумку с вещами на плечо… Комп под резинки спортивных курток - их на мне две. Последний взгляд с лестницы: нет, Абдалла, вроде бы, сюда не возвращается. Пьет чай с кем-то за забором. Можно выходить.
Блин: по переулку вдоль дома какая-то тетка движется. Прямо в мою сторону. Уже идет около дырки. Которую снаряд в заборе проделал… Теряю минуты две – пропускаю неожиданно возникшую помеху. Вроде, прошла. Меня, скорее всего, успела заметить.. Но отступать поздно.
Выхожу. Миную самое опасное место. Теперь меня скрывает забор. Иду вдоль него. За воротами и железной калиткой сидят охраняющие дом Аммара. Открой они прямо сейчас эту калитку – непременно бы меня заметили. Но нет: пьют чай. Иду дальше. Встает солнце, на севере висит какая-то туча: темное небо и лучи восходящего солнца создают какое-то кислотное нереальное освещение. Прохожу мимо уже виденной мною тетки, она стоит с какой-то другой девушкой и разговаривает. Здороваюсь. Иду дальше, по направлению к мечети. Где-то там мужики блок-пост обещали.. Не вижу ничего и никого. То ли разбрелись по домам уже, после бессонной ночи, то ли не видно их с дороги.
Вот и дорожка, на которую я и хотела выйти. Начинается возле мечети. Странно: когда я осматривала окрестности с лестницы, все выглядело совсем не так… Вот длинный недостроенный дом. Внизу под ним стоит какой-то пикап. Возможно, тут тоже бандитский пост. Но то ли тоже спят, то ли не думают, что меня надо ловить. Никто не выходит. Прохожу мимо. Навстречу проносится мужик на мотоцикле. Вроде, безвредный. Проехал мимо. А я дошла до какого-то указателя. Но ничего из него не поняла: не знаю я таких названий. Тем более, что собиралась прямо идти. Вот и пойду дальше прямо.
Вошла в поселок. Вот какой-то дом. Следов проживания в нем боевиков вроде не видно. На крыльце цветы, около крыльца детский велосипед. Но люди спят.. Что-то подсказало, что стучать и будить их не стоит. Прошла мимо. Ой, а вот опасное место: у дома припаркован белый мерседес с наклейкой «бригад Фарука» на дверце. Хорошо, что у дома никого нет. Быстрее отсюда: вдруг, кто-то выйдет? Мечеть, которую я видела из нашего дома прямо по дороге. Странно: я думала, что она стоит на просторном месте около прямой дороги, а тут какие-то закоулки. Не пойду к мечети – там может кто-то быть. Пойду вот сюда. Тут дорога к озеру, вроде, дальше подходит.
Какое-то время иду по дорожке. Грунтовка. Недавно был дождь. Ее развезло. Иду по траве вдоль дорожки. Какой-то домик. Признаки жизни есть, но на крыльце снова – никого. Дорожка кончается. Надо же – облом: пройти на север нельзя. Вернее, в теории, можно. Через огороды. Но если я по ним пойду, меня точно заметят. Стремно тут как-то. И вот тут уж не знаю, что это было: интуиция, или еще какое шестое чувство. Неожиданно для себя принимаю решение отказаться от первоначального плана и попробовать пройти .. на юг, а не на север. Какое-то время иду через поле. Наконец, выхожу на асфальт.
А вокруг весна. Вокруг цветущие поля. Солнце, которого я была лишена пять месяцев. Иду и думаю: даже если отловят, фиг с ним: главное это то, что я это сделала, я открыла дверь и ушла!!
И радостно на душе так – не передать словами. Вот, какой-то поселок. Тоже не зашла туда – не понравился мне он. Пошла дальше. Мимо каких-то домиков. На улице были люди. У одного парня в руках был телефон. Хотела попросить – но что-то остановило. Глазки в пол и вперед, со своим бидоном. Еще видела нескольких женщин с детьми. Перекинулись несколькими фразами. Спросила их, есть ли у них телефон. Сказали, что нет связи все равно (так и поверила – парень, которого я только что видела, с кем-то разговаривал!). Пошла дальше, сказав, что иду к живущей на юге подруге. Еще несколько домов. Какая-то дачка с треугольным участком. Обошла вокруг. Посмотрела. Нельзя ли там как-то спрятаться, если что. Но дырок в заборе не было. Сделала небольшой крюк, посмотрела, нельзя ли немного срезать и пойти прямо по берегу озера. Не вариант – только старая лодка на берегу валяется. Дороги нет. Проще вернуться на основную асфальтувую дорожку. Иду по ней. В одном емсте пугаюсь каких-то куч земли на проезжей части, пытаюсь обойти это место, пройдя вдоль ряда деревьев. Иду через поле с огромной редиской и поле с капустой. В итоге все равно оказываюсь на той же дороге, с которой только что свернула. Но, кажется, обошла какие-то посты. И ни на кого не нарвалась.
Силы, тем временем, начинают заканчиваться. Вот, какая-то деревня. Дойти бы до нее, а то правда – уже нет сил. Прямо по курсу какая-то баррикада из мешков с песком. Пойду-ка снова полем, мало ли там кто есть. Обхожу. Но дорожка снова выводит почти к тому ж месту. Ок, значит, так надо. Иду по дороге. Ой, там какой-то дедуля. Попробую, пока менян е заметил, изменить траекторию. Иду опять по полю. Вдоль стены какого-то здания. Обхожу его, пробираясь сквозь репейник. Опа – дядька меня, все-таки, заприметил. Придется подойти и поздороваться, в целях конспирации. Спрошу его, в какой стороне мое «Гнездо» находится. Я тут больше ничего не знаю. Сделаю вид, что иду туда.
Поравнялась и поздоровалась. Мужик отнесся ко мне с подозрением. Ну, да. У меня «легенда» слишком неправдоподобная. Гуляет тут в военное время тетка по полям и огородам. А в какой стороне ее дом – не знает. Просят удостоверение личности – нету, дома оставила. Берет меня за запястье, я пытаюсь вырваться. В итоге, происходит диалог, в результате которого я произношу заранее заготовленную фразу: «Я не знаю, кто вы. Но моя жизнь сейчас в ваших руках: я убежала от бандитов». И будь, что будет. Вариантов-то уже нет. Пан или пропал.
«Заходи в дом, не бойся. К нам бандиты сюда носа не сунут» - неожиданно сказал мужик. Неужели??? Захожу. У входа в комнату снимаю сандалии и прошу их куда-нибудь спрятать. Чтобы случайно зашедший в дом человек не смог бы обнаружить моего присутствия. Мужик смеется, снова говорит, что тут бандитов нет. Спрашиваю, где я. «В Гассании». Аааа, говорю. Я про вас слышала. Вы – мержи? Смеется. Откуда знаешь, говорит? В ответ рассказываю о том, как при мне бандиты несколько раз сетовали на то, что в Гассании все еще живут невырезанные мержи и надо бы совершить н а деревню набег и «исправить оплошность».
На всякий случай, просит жену меня обыскать. Вдруг я не та, за кого себя выдаю? Они о моем похищении не знают, в деревне уже более полугода нет электричества. Показываю ноут, полотенце, одежду и распечатку книжки по Каиру. Даю телефон кого надо телефон. В Дамаске. Прошу связаться насчет меня и сообщить, что я на свободе.
Как выяснилось позже, с этим делом возникла заминка. Дело в том, что тот, кому звонили по моей просьбе, увидев незнакомый номер, подумал, что это – бандитская подстава. И что, сказав, что меня знает и все такое, он подвергнет мою жизнь опасности. Но, слава Богу, разобрались, что к чему и кто – кто. Пока я уплетала завтрак, прошел ряд звонков и согласований, в результате которых было принято решение срочно переправить меня на западный берег озера.
Тем временем, меня кормят завтраком. Первый настоящий завтрак за пять месяцев. Во время разговоров выяснилось, что два члена этой семьи некоторое время назад тоже были похищены Навафом. То ли мир тесен, то ли Наваф действительно настолько активен…
Пока меня кормили, звоню Димке. Говорю, что в итоге сбежала сама. Прошу сообщить об этом Саше Назарову на Утро.ру. Но публикацию новости прошу отложить до того времени, как меня действительно вывезут из бандитского анклава.
… В комнату вошли двое военных. Один из них взял мой ноут, чтобы посмотреть. Минут через 10 вернулись. Сказали, что все готово и надо срочно эвакуироваться. Обнимаемся на прощание. Садимся втроем на переднее сидение машины. Едем. Вокруг какие-то луга, люди, коровы. Вот она какая, эта Гассания… Сколько я про нее слышала и даже не могла предположить, что доберусь до нее и меня тут спасут. Останавливаемся у какого-то административного поселкового здания. Раджех исчезает в его недрах, через минуту возвращается с пакетом. Этот пакет мне надо будет отдать встречающим меня на том берегу, в пакете отчет о том, что меня приняли и передали куда следует.
Еще минут 5 и мы у озера. Грязи по колено, подойти к воде невозможно. Какой-то военный берет меня на руки, переносит в отдельно нанятую для перевоза меня лодку. А я знала, я чувствовала, что путь к свободе лежит через озеро! Оно мне и так и так снилось. То меня на лодке по нему везли во сне. То я во сне сутки по шею в воде вдоль берега шла… Отчаливаем. Плывем. Примерно на середине водоема машу рукой в сторону берега и кричу: «Аммар, бай-бай!». Лодочники и сопровождающий меня военный смеются. Фотографируют меня на мобильные телефоны. Еще немного и мы причалим к противоположному берегу, на котором меня встретят те двое, которые занимались моими поисками в течение последних трех месяцев. Искали, но так и не смогли меня найти.



================
Позжее будут фотки главных героев и видеоматериалы.
Tags: плен, события в Сирии
Subscribe

  • котячье

    Соседи принесли двух крошечных котят, на вид дня три-четыре. Мол, мама погибла. Я не верю: явно дети детей у мамы-кошки сперли и принесли домой,…

  • Засела в засаде

    Жду, когда и с какой скоростью найдет дорогу выпущенный впервые в этом доме гулять кот. Он гуляет тут впервые. Он глухой. дома орал и ссал ВЕЗДЕ и…

  • Какие ж казлы пиндосы..

    Бомбить вечером жилой район - это сильно. Это я про ночной налет на Сирию.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • котячье

    Соседи принесли двух крошечных котят, на вид дня три-четыре. Мол, мама погибла. Я не верю: явно дети детей у мамы-кошки сперли и принесли домой,…

  • Засела в засаде

    Жду, когда и с какой скоростью найдет дорогу выпущенный впервые в этом доме гулять кот. Он гуляет тут впервые. Он глухой. дома орал и ссал ВЕЗДЕ и…

  • Какие ж казлы пиндосы..

    Бомбить вечером жилой район - это сильно. Это я про ночной налет на Сирию.