?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Боевые действия в 1772 году начались с похода отряда из четырёх поляк (поляка, полякра, полака – быстроходное трёхмачтовое средиземноморское судно) и двух полугалер под командованием грека Георгия Ризо, флигель-адьютанта Алексея Орлова, к легендарной Финикии. Глядя на успешные действия России против османов, правитель Египта Али-бей ал-Кабир решил отложиться от Великой Порты и обратился к российской императрице за поддержкой.

К Али-бею присоединился правитель Галилеи шейх Дагер ал-Омар (Захир ал-Омар), разбогатевший на торговле с европейскими государствами основным экспортным товаром Палестины, хлопком, и желавший распространить своё могущество до Бейрута. Эмир Бейрута Юсуф Шихаб, поддерживаемый горцами‑друзами, и паши Сайды (древний Сидон), Дамаска и Триполи остались верными союзниками Турции.

С одобрения Екатерины Алексей Орлов пообещал Али-бею поддержку.

Антон Псаро передал крейсеровавшему у Кикладских островов Георгию Ризо приказ командующего идти к Бейруту. Находившийся на шебеке «Греция» под командой Псаро капитан Маргарит Блазо стал участником осады и штурма Бейрута.

Соединившись, отряды Ризо и Псаро поплыли к Дамиетте, у которой 18 мая они застали фрегат «Святой Павел» Панайота Алексиано с Иваном Войновичем на борту.

К Бейруту двинулись разными путями. У города Сура (древний Тир) Ризо заметил, обстрелял и вынудил к бегству турецкий фрегат. Затем доплыл до Сайды и снял с города турецкую осаду. Псаро сначала держал курс на остров Скарпонто, после пошёл к Хайфе. Здесь морские отряды соединились вновь и 7 июня приблизились к Бейруту.

В течение трёх дней город жестоко бомбардировали с бортов. В день на Бейрут обрушивалось по 500 залпов. Когда же огонь стих, высадившиеся десантники, в числе которых был Маргарит Блазо, подожгли форштадт изнутри. 12 июня морские пехотинцы вернулась на суда. Следом поднялись переговорщики – католические монахи, гружённые мешками с шёлком.

Выкуп бейрутцам пришлось заплатить изрядный. Морской историк Ф. Веселаго писал, что Ризо взял с Бейрута контрибуцию, равную годовой подати, платимой турецкому султану [10, с. 101]. Вдобавок воинам под Андреевским флагом в качестве трофеев достались 10 торговых судов.

Призы делились между командованием и участниками операции согласно Морскому уставу.

13 июля в Аузу вернулась «Греция» Антона Псаро, спустя неделю – остальные. После Бейрута капитан-лейтенант Псаро получил Георгия IV степени и принял фрегат «Не тронь меня».

«Оказатель сего аттестата Албанской команды капитан Маргарити, находясь со своею командою на моем корабле семь месяцов в компании, во все время бытности его служил добропорядочно, и я очень благодарен; ибо он полученныя от меня приказания исполнял со всяким усердием и храбростью; в засвидетельствование чего и сей Ему аттестат от меня дан в порте Аузе на корабле именуемом: Не тронь меня 1774‑го года Октября 18‑го дня», – написал кавалер Антон Псаро [6, ч. 1, л. 278 об.].

* * *

Через год «колода» перетасовалась. Али-бей пал жертвой заговора, и настала очередь правителя Бейрута Юсуфа Шихаба обратиться за помощью к России.

Из Дамаска в Бейрут был направлен отряд под командованием опытного военачальника Ахмета ал-Джеззара. Босниец по происхождению, Ахмет получил прозвище Джеззар (по-арабски «мясник») за жестокость к противникам. Ахмет оценил значение Бейрута и решил задержаться в нём надолго. Эмир Юсуф терпеть нового властителя Бейрута не пожелал. Шейх Дагер ал-Омар поддержал в конфликте Юсуфа Шихаба.

Граф Алексей Орлов, получив письмо от мятежных правителей, направил в июне 1773 года к сирийско-ливанским берегам крейсеровавший у Родоса отряд лейтенанта Марко Войновича (фрегаты «Святой Николай» и «Слава», четыре полугалеры, одна шхуна). К Сирии на фрегатах «Надежда», «Святой Павел», пяти поляках и двух полугалерах выдвинулся капитан II ранга Михаил Кожухов. У Акки отряды соединились, и старший по званию Кожухов принял командование объединённой эскадрой. Снова в составе морского десанта был Маргарит Блазо с командой. Юсуф пообещал поддержку друзских племён.

19 июня русские подошли к Бейруту. Эмиссар Орлова в Сирии гвардии поручик Карл Макс (Максимилиан) Баумгартен доложил, что он от лица российского командования заключил союзный договор с Дагером и Юсуфом. 25 июня Кожухов выстроил фрегаты в линию и блокировал город с моря [11, с. 394– 401].

Спустя месяц редкие перестрелки сменила масштабная бомбардировка. Под прикрытием огня был высажен десант: 787 человек морских канониров под командованием Баумгартена и греко‑албанцы под командованием майоров Георгия Дуси и Ивана Вой74 новича. Вместе с десантом на берег были свезены четыре 6-фунтовые пушки и установлены две батареи для создания в городской стене проломов. При батареях возвели земляные укрепления.

Беспрерывный обстрел продолжался почти десять суток. Однако противник держался стойко, а пушечные ядра крепким стенам вредили не сильно. Оборонявшиеся быстро закладывали пробоины и совершали ответные вылазки. Горцы‑друзы обещали выставить пять‑шесть тысяч человек, блокировать Бейрут с суши и штурмовать город в назначенный день, но на помощь не пришли. Было принято решение возвращаться на борта и ждать подкрепления от Дагера из Акки.

Морская блокада продолжалась. Дагер разбил отряд, посланный из Сирии на помощь к осаждённым. Друзы, наконец, перекрыли горные дороги и оставили Бейрут без воды. 18 августа был вновь высажен десант и штурм возобновился. Маргарит Блазо при штурме Бейрута был тяжело ранен. «Получил рану очень опасну ружейной пуля, от которой чуть не умер» – написал в Бейруте 20 декабря 1773 года поручик Карл Баумгартен [6, ч. 1, л. 279].

В городе начался голод, люди ели вьючных животных и собак. Посланный к русскому командованию дервиш объявил, что Джеззар готов сдаться.

Бейрут пал. 30 сентября согласно условиям капитуляции гарнизон численностью в 1200 человек покинул крепость через западные ворота. С восточной стороны в город вошли русские войска. Ахмет ал-Джеззар на русском корабле отправился в Сайду восстанавливаться после поражения.

По условиям, заключённым до начала операции, Бейрут перешёл под контроль друзов, а турецкий гарнизон – в подчинение шейха Дагера. Российские части занимались восстановлением городских укреплений и оставались в крепости до 2 января 1774 года. Согласно договорённости, мародёрством победителям заниматься было строжайше воспрещено. Контрибуцию должен был выплатить Юсуф Шихаб. «…Для возмездия российским войскам за обыкновенный грабеж, который в оном случае им делать запрещается, князья и начальники друзские обязываются заплатить в руки господина командующего российского триста тысяч пиастров» [12, с. 34].

Собранные Юсуфом Шихабом деньги были поделены между всеми участниками штурма и главнокамандующим Орловым. На долю офицеров и нижних чинов пришлось 173572 пиастра (пиастры – денежная единица Османской империи, равная 26 граммам золота). Четыре с половинной тонны золота были розданы «согласно окладам их жалования» [11, с. 404]. Капитан роты морских десантников Маргарит Блазо покинул Бейрут не с пустыми руками.

Вдобавок к золоту русским достались ценные трофеи – две полугалеры с 17 пушками, тысяча ядер, 14 крепостных орудий, одна мортира, 9 фальконетов, драгоценное оружие, дорогие ткани и посуда.

Благодарный шейх Дагер в письме Орлову сообщил о готовности передать Ливан под протекторат России. Императрица идею не поддержала и на письмо не ответила.

Участник второго штурма Бейрута Маргарит Блазо заслужил похвалы командующего эскадрой капитана Михаила Кожухова: «1774-го году Февраля 29-го дня дан сей атестат бывшему в порученной мне ескадре во втором Албанском батальоне Капитану Мануиле Маргариту, в том, что со определения его с 1773-го году Майя с 25-го по 774-й год Февраля по 29-е число, которой будучи при Сирских и Египетских берегах, и во время блокады и отаки города Берута, и при вступлении во оной войск Ея императорскаго Величества находился в гарнизоне три месяца, а против неприятеля храбр и неустрашим, и ротаю своею командовал исправно, и людей содержал добропорядочно, в чем и заслуживает достойную похвалу» [6, ч. 1, л. 278, 316 об.]. Отметил в аттестате храбрость Блазо и Карл Баумгартен, исполнявший должность коменданта крепости, пока русская эскадра стояла на рейде у берегов Ливана.

За время штурма турки потеряли 800 человек убитыми и ранеными. Потери с российской стороны составили: 2 офицера и 34 солдата убитых, 96 – раненых.

Падение Бейрута явилось для Порты серьёзным ударом; основной поток продовольствия и товаров из Восточного Средиземноморья шёл именно через этот порт.

Второй раз капитан Блазо получил ранение в десанте у залива Воло, недалеко от города Салоники [6, ч. 1, л. 316].

Командование отметило боевые заслуги Маргарита Блазо серебряной медалью.,


Recent Posts from This Journal

  • мдя

    Прога новая для верстки книги почему-то не встала. Димка обещал разобраться. Выдает ошибку. А то сегодня были планы уже макетом заниматься. Вместо…

  • из новостей

    130 с лишним фирм из 23 стран приняли участие в строительной выставке в Дамаске, посвященной вопросам восстановления страны. Во.

  • Описала новый объект

    http://www.beirut.ru/villa-lindy-sursok/

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
bantaputu
Jun. 15th, 2017 10:42 am (UTC)
Быть кондотьерами у мусульман - вполне хороший бизнес для русских. Кондотьер вообще перспективная профессия.

Путин, похоже, тоже так считает.
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

ну-ну
anhar
IMPERARE SIBI MAXIMUM IMPERIUM EST
Иорданский клуб

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Witold Riedel